Как выжить украинскому рынку труда: 5 неутешительных итогов года и прогнозов

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on LinkedIn

Полгода назад мы уже описывали ситуацию на рынке труда и пытались предугадать, что сулит украинским работодателям окончание года нынешнего. К сожалению, наши печальные прогнозы сбываются – ситуация на рынке труда становится все более напряженной. Почему так?

1. Рынок кандидатов продолжает сокращаться

Прогнозы демографов про ежегодный «минус» населения, похоже, продолжают сбываться. За десять месяцев текущего года Украина потеряла 164 000 населения и имеет все шансы уйти в запланированные минус 190 000. И это только арифметическая минусовка смертности и рождаемости. Помимо этой арифметики есть еще один печальный факт – за год на постоянное место жительства за рубеж уехали 600 000 человек.  В долгосрочной перспективе для Украины это означает миллионные потери ее граждан, в том числе и трудового потенциала.  Готовы ли украинские работодатели к рынку труда, подобному тающей льдине?

2. Кандидаты становятся все более зрелыми

Как говорится, «эйджизм неуместен». Несмотря на то, что возраст кандидатов 55+, по результатам опросов, считает недостатком большинство работодателей, жизнь вынуждает их снимать «розовые очки». Средний возраст киевлян, который считается молодежным городом, составляет 39,4 года, средний возраст харьковчан перевалил за 40 лет, а по другим городам ситуация еще грустнее. Что касается сельского населения – как правило, в областях население на год-два взрослее городов, так что и тут ресурс невелик.

Если взять глобально демографическую ситуацию в Украине, у наших работодателей в отношении нынешнего кадрового потенциала есть две стратегии. Либо ввязаться в неравный бой за молодое поколение, которого из года в год становится  меньше – в ближайшие 5 лет мы стремительно заскользим в демографическую «яму», из которой так и не выберемся в осязаемом будущем (если сравнивать среднегодовую рождаемость в веке 21 и девяностых годах века прошлого). Либо развернуться к пресловутым 45+, которых пока еще достаточно на украинских просторах.  Иначе, как американцам, придется общаться с бэбибумерами, которые 65+, и искать их по центрам для престарелых и церквям. Как свидетельствует аналитика Bloomberg, за последние годы именно соискатели 65+ по приросту трудового потенциала «заткнули за пояс» соискателей помоложе.

3. Кандидаты уезжают

Более-менее хрупкое равновесие на рынке трудовой миграции грозит нарушиться. Безоговорочное лидерство польских вакансий потихоньку уступает триединству лидерства польско-чешско-немецких вакансий. При этом и Чехия, и Германия активизировали свои усилия по привлечению украинских трудовых мигрантов.

Если Чехия удвоила квоту для наших работников, то в Германии намерены и вовсе пересмотреть порядок привлечения на работу граждан стран – не членов ЕС. Цена вопроса – 2 млн рабочих мест ежегодно. С зарплатой в 3 300 евро супротив вдесятеро меньшей зарплаты у украинских работодателей.

При этом 90% небольших немецких компаний-работодателей признают, что испытывают трудности с привлечением персонала, а 70% указывают, что эти проблемы влекут за собой сложности в ведении бизнеса. Поэтому 19 декабря Бундестаг будет пересматривать политику работы с трудовыми мигрантами, возможно, ослабив ее по примеру Польши.

Польские работодатели тоже не сидят сложа руки. Помимо 3 миллиардов злотых на долгосрочную программу  привлечения и удержания зарубежных работников, польские работодатели постепенно повышают почасовую оплату труда, оплачивают жилье и питание, развивают социальную систему, помогают в изучении польского языка, повышении квалификации и готовы еще на многое, чтобы удержать у себя украинских трудовых мигрантов.

Например, принимать у себя украинских студентов не только вузов, но и лицеев, оплачивать их проживание и учебу, предоставлять им дуальное обучение по самым современным методикам, чтобы на родину захотели вернуться всего 7% из тех 80 000, что уже учатся за рубежом. Тем более, что Польша готова принимать студентов с опекунами (членами семьи) и дает им возможность подработки без уплаты налогов.

И если пока достаточно большой процент трудовых мигрантов готовы только на краткосрочные контакты с зарубежными работодателями, не станут ли такие изменения «последней каплей», которая мотивирует их на переезд не только с финансовыми целями, но и ради стабильности? Ответ на этот вопрос нас ждет уже в следующем году.

4. Кандидаты разочаровываются

Для некоторых вакансий указание работодателя уменьшает количество откликов. Когда вакансия анонимна – на нее откликается большее количество кандидатов. По данным нашего опроса, 93% участников более всего в имидже работодателя ценят финансовую добросовестность работодателя в вопросах оплаты труда.

Цена вопроса – задолженность украинских работодателей перед своими сотрудниками. В этом году она составила 2,73 млрд грн, из них 1,5 млрд – это доля экономически активных предприятий. Судя по приведенным цифрам, персонал таким компаниям важен не настолько, чтобы платить им вовремя зарплату. Возможно, именно поэтому государство вводит законодательные акты, позволяющие работникам не ходить на работу, если у предприятия перед ним существует задолженность по зарплате.

Кроме «финансовых игр» с сотрудниками, некоторых работодателей отличают некомпетентный управленческий персонал, недружественная корпоративная культура и организационный хаос. Эти факторы также негативно влияют на репутацию компании как работодателя и, соответственно, на скорость и качество подбора. В 2018 году только на сайте rabota.ua ежемесячно появлялось порядка 100 000 новых и обновленных вакансий – это позволяет кандидатам иметь широкий выбор потенциальных рабочих мест. Но некоторые вакансии остаются без ответа – текущий «минус» между заработной платой в вакансиях и резюме составляет порядка 13%. Иногда кандидату дороже оставаться на текущем рабочем месте, а не принимать предложение новой работы.

5. Потенциальные кандидаты не видят перспективы

Большинство работодателей работает с рынком труда в парадигме «здесь и сейчас». Немногие решаются ввязаться в неравный бой с Министерством образования, дабы быть участниками обучающего процесса, вовлекаться в привлечение студенческой аудитории.

И мало кто готов заниматься профориентацией школьников, работая на стратегическую перспективу. Похоже, работодатели просто не понимают, что их «молчание ягнят» оборачивается против них же. Почему? Давайте разберем всю логическую цепочку: школьники в большинстве своем плохо ориентируются на рынке труда и чаще всего выбор профессии за них делают их родители. У родителей картинка рынка труда имеет свои нюансы – свои «слепые пятна» в тех сферах, про которые они не знают, свои заблуждения и перекосы. Например, что производство – удел маргиналов и людей второго сорта. Что юрист-международник – предмет мечтаний любого работодателя, даже с дипломом регионального пединститута, и т.д. Именно через эти «розовые стекла» будущие абитуриенты и их родители выбирают профессию. Если нет конкретного примера, понимания, что сейчас происходит на рынке труда и какие перспективы есть и будут дальше – эта целевая аудитория пойдет учиться «вслепую».

Для работодателей это означает потерянные 6 лет у тех кандидатов, которые учились ради папы-мамы на эколога-туриста-менеджера-психолога, а теперь еще год ищут работу по профилю. Это означает необходимость до- или переобучения (время, затраты, текучка). Это неприятная необходимость мотивировать спуститься с небес на землю кандидатов, уверенных, что их, например,  диплом юриста, учитывая стоимость обучения, на рынке труда ценится просто «вау!» (но нет). И понимание того, что самые толковые дети, недовольные качеством нашей системы обучения, уедут учиться за рубеж, где найдут работу и более привлекательную профессиональную перспективу. Возможно, именно поэтому такие гиганты, как Facebook или Google, рыщут по миру в поисках гениев и талантов 7-12 лет от роду. И пока мы гоняемся за выпускниками и студентами, эти вундеркинды уедут. Оставив нас сокрушаться: «недосмотрели, не удержали».

Такова ситуация на рынке труда. Если мы продолжим скорбеть, не вовлекаясь и не пытаясь что-то изменить, этот прогноз станет диагнозом, а затем и реальностью. Не все удастся сделать «прямо сейчас». Но если не делать ничего, ничего и выйдет. В 2017 году зазор между ожидаемой и предлагаемой зарплатами составлял 18%, в 2018 году он уменьшился до 13%. Это означает, что и с остальными неблагоприятными факторами можно и нужно бороться. Дорогу осилит идущий.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on LinkedIn

Login

Welcome! Login in to your account

Remember me Lost your password?

Lost Password